Трогательно: продаю дом, в котором вырос

Странно осознавать, что дом, где вы выросли, который так хорошо знаком вам, внезапно станет чужим, правда?

Я жил в этом доме с трех лет. Мы были первой семьей, которая жила в нем. Первой семьей, которая привыкла к нему. И первой семьей, которая красила его стены.

Тот дом хорош, где хороши обитатели. (Джордж Герберт)

Мы были первой семьей, которая случайно сорвала дверь с сеткой от комаров, когда готовили шашлыки. Первой семьей, похоронившей мертвую золотую рыбку за огородом, и первой семьей, у которой единственной в округе не было скамейки у забора.

В этом доме с красными ставнями и красной дверью я потерял девственность со своей лучшей школьной подругой. В этом доме я наблюдал, как мой старший брат перерыл все шкафы, когда я думал, что в них живут монстры. Это дом, где я научился играть на пианино, и этим навыком я буду дорожить всю оставшуюся жизнь.

Этот дом – символ статуса, который позволял всем моим друзьям из частной школы знать, что, да, моя семья была относительно богатой. Он символ того, что мы были идеальной семьей с четырьмя детьми, двумя родителями и собакой. Он наше убежище от того, что происходит за его пределами.

Когда я приехал домой на выходных и увидел на заборе табличку с надписью «продается», я подумал, что она выглядит слишком претенциозно. Я понял, что мне придется изменить свое восприятие слова «дом». Несмотря на то, что я понятия не имею, что это слово означает для меня, но я точно понял, что мой дом теперь в другом месте. Это прибежище, которое успокаивало меня после какого-то времени отсутствия, скоро будет заселено кем-то другим.

Никто не осознаёт красоты путешествия, пока не приходит домой и не прикладывает голову на старую знакомую подушку. (Линь Юйтан)

Простая мысль о том, что в этом доме скоро будет другая семья со своими детьми, по лицам которых, возможно, постоянно стекают сопли, разозлила меня. Я не мог покинуть этот дом, не оставив никакого следа помимо того, который мои туфли оставили на деревянном полу. Я вошел внутрь, поднялся в свою комнату и ключами вырезал свои инициалы в шкафу.

Продажа дома моего детства закрыла так много дверей, что от этого стало не по себе. Продажа совпала с расторжением брака моих родителей, который продлился тридцать лет.

Мы покидаем сначала родительское гнездо, а потом, бывает, и свое первое семейное гнездо тоже, и всегда при этом ощущаем одну и ту же боль, потому что чувствуем себя навсегда осиротевшими. (Фредерик Бегбедер)

Тем не менее, это заставило меня понять, что теперь моя очередь. Моя очередь найти свой дом. Я и мои братья и сестры должны оставаться одной семьей, что бы ни произошло. Хотя продавать дом, в котором вы выросли, может быть очень грустно, это дает вам некоторую свободу.

Расставаться с домом детства всегда грустно. С вами это происходило или вы по-прежнему можете посещать дом, где выросли? Поделитесь в комментариях.