Когда пожар забирает дом. Моя история

Когда-то твой дом был полон любви. Теперь он полон золы, расплавленной утвари, обугленных чучел, почерневших книг, и гор нагроможденных друг на друга предметов, ныне совершенно неузнаваемых после того, как они оказались на пути неудержимого огненного танца.

Неудивительно, что Ад полон огня. Огонь губит. Огонь наполняет слезами даже те глаза, которые не привыкли плакать. Огонь – как безмолвный душераздирающий крик. Когда огонь забирает у тебя дом, ты словно на собственном теле чувствуешь каждый ожог его стен; он забирает и все твои чувства, и еще долго они не смогут восстановиться.

Только в 2004 году удалось потушить пожар на китайском угольном месторождении Люхуангоу, который длился непрерывно в течение 130 лет. Пламя сжигало почти 2 миллиона тонн угля в год.

Да, ты благодарен судьбе за то, что остался жив, но жизнь гораздо сложнее. Жизнь – это не только работа сердечных мускулов. Жизнь – это, по большей части, твой дом. Когда огонь забирает у тебя дом, благочестивый миф о домашнем очаге превращается в низкопробный бульварный роман. Тебя словно ограбили и забрали веру в теплоту родного очага. Дом не вечен. Дом смертен.

Дом – это не только его обитатели, но и все, что в нем хранится. Каждая вещь в нем – олицетворение родного человека, теплого воспоминания, прошлой жизни. Все они ценны. Родные стены воскрешают в памяти чувства и запахи.

Поэтому мы так любим привозить из путешествий сувениры. Поэтому мы вешаем на стены фотографии. Поэтому порой бывает так сложно выбросить старый свитер или ракушку, привезенную с моря.

Материализм в своей крайности – пустышка, а в умеренности – естественность. У всех людей есть личные вещи, неважно, сколько их и сколько они стоили. Нам нужны вещи, как полезные в быту, так и представляющие для нас сентиментальную ценность. Пусть и не в той мере, как пища, вода и общение, но они нам нужны.

80% американских фильмов эры немого кино безвозвратно утеряны. Часть из них была уничтожена в результате пожаров на киностудиях.

Сначала человек любопытный находил вещи. Позже человек разумный начал создавать вещи сам. Способ добычи не искоренил потребность. Неандерталец мог унести все свои пожитки на себе, но у него все равно были личные вещи – кожаная сумка, заточенный камень, служивший ножиком, копье, меховая шкура.

Дома мы строим, чтобы хранить в них свои вещи, проводить в них время с близкими, укрыться от внешнего мира. Дома рождаются дети; дома умирают. Дома отмечаются дни рождения, женятся. Но ценность, которую дом представляет для человека, измеряется не только памятными датами. Наш дом – наш быт, и этим он тоже ценен.

Мы завтракаем дома, наряжаемся дома, смотрим телевизор, читаем, болтаем по телефону дома. Дома мы проживаем жизни, день за днем. Именно дома мы занимаемся повседневными делами, а ведь на них и уходит большая часть человеческой жизни. Когда огонь забирает у тебя дом, повседневность должна продолжиться где-то еще.

Вскоре после издания антиутопии Рэя Брэдбери «451 градус по Фаренгейту» издательство Ballantine Books выпустило дополнительную специальную серию. 200 экземпляров романа были обёрнуты обложкой из материала на основе асбеста с исключительными противопожарными свойствами.

Если вы не успели купить страховку, огонь выгонит вас из дома на улицу. Вы превратитесь в бездомного. Если страховка оформлена, страхователь начнет перебрасывать вас с одного места в другое, но ни одно не станет для вас домом.

Пока погибший в пламени дом восстанавливают, приходится искать ему замену: на кухне у друзей, в соседской гостиной, в пристройках и подвалах, которые предлагают благотворительные организации. И даже когда прежний дом достроят, вы будете чувствовать себя в нем чужим, пока не обустроите комнаты на свой вкус.

Придется снова наполнять их ценностями, воспоминаниями, жизнью. Придется заново строить быт, возрождать повседневность до тех пор, пока все не станет как прежде.

Когда алые языки пламени и серый дым пожирают твой дом, пожарные – настоящие герои. Они врываются в его недра, чтобы спасти от гибели, утихомирить гнев огня.

Но спустя дни, недели, месяцы и годы попыток справиться с болью потери, я понял: несчастные, пострадавшие от пожара, – не меньшие герои.

Мой дом – моя крепость, не так ли? Согласны с тем, что вместе с домом уходит и частичка души? Пишите свое мнение в комментариях.

 
Поделиться:
Владимир
Когда Владимир не пишет коротких рассказов, он путешествует по самым необычным местам. Его работа также связана с инженерией человеческих отношений.