Разве в смерти есть что-то хорошее?

Год назад не стало моего дедушки. Это была первая смерть, которую мне довелось пережить в сознательном возрасте. Это, в принципе, было мое самое первое в жизни столкновение со смертью. Я и прежде слышала и видела смерть – умирали дедушки и бабушки друзей, люди, с которыми я виделась на улице или в школе, пожилые друзья родителей.

Но те смерти были для меня лишь мрачными историями. Мне не приходилось долго и мучительно их переживать. Они вызывали во мне грусть и сочувствие по отношению к тем, кто потерял близких. Но сама я не грустила, не плакала, ведь меня они не касались.

А потом умер дедушка.

То, что нас не убивает, делает нас сильнее. (Фридрих Ницше)

Его смерть не стала неожиданностью. Все успели попрощаться. Мы знали, что в скором времени его не станет. На двадцать третьем году жизни мне, наконец, пришлось взглянуть смерти прямо в лицо. Не просто смерти, а смерти родного дедушки. Было трудно, но, по крайней мере, это самая естественная и ожидаемая смерть из всех возможных.

Ему было восемьдесят шесть лет, и он уже был готов уйти. Эта смерть забрала у меня не родителей, не брата или сестру, не друга. Она не была неожиданной или случайной. Я понимала ее, понимала, почему так произошло.

И все же, нелегко пережить смерть, какой бы естественной она ни была. Если можно так выразиться, дедушку настигла образцовая смерть. Все успели приехать и попрощаться. Родные были рядом с ним в последнюю минуту, держали за руку, с любовью и теплотой целовали в лоб, убеждая себя и его, что теперь он отправится на небеса.

Однако, несмотря на образцовость, несмотря на то, насколько готов человек уйти и насколько готовы близкие его отпустить, смерть очень навязчива.

Да, человек смертен, но это было бы еще полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен. (Михаил Булгаков)

Месяцами, даже годами ее шепот будет слышен всюду. Когда в разговоре кто-то упомянет смерть близкого человека, вы услышите ее, услышите боль потери в голосе собеседника. Вы услышите, что ему пришлось пережить. Человек храбрится, говоря о смерти как о простом факте из жизни, но не в силах скрыть боль, до сих пор сидящую глубоко внутри.

Но теперь вы понимаете, что происходит у него в сердце, как он чувствует себя, как воспринимает мир. Теперь в каждом лице он различает боль потери, каждое утро он просыпается с ощущением, что кого-то не хватает.

Двадцать три года потребовались мне, чтобы понять. Двадцать три года я жила совершенно невинной, наивной, счастливой девочкой. Я и сейчас счастлива, жизнь моя не так трудна в сравнении с другими. Я – счастливчик по жизни. Но наивности больше нет. Блаженство незнания мне больше недоступно.

Не по своей воле я столкнулась с осознанием бесповоротности смерти, конечности и хрупкости жизни. Мне пришлось смириться с мыслью, что люди умирают, уходят навсегда. Ты больше не слышишь их голоса. С ними больше нельзя поговорить. Их отсутствие на семейных праздниках так ощутимо, что ты словно слышишь нескончаемый шепот на ухо: меня больше нет.

Теперь я как никогда понимаю, что жизнь хрупка. Смерть заставляет задуматься. Сегодня вы говорили с человеком, а завтра его уже нет. Люди умирают каждый день. Каждый раз, когда самолет приземляется в назначенном месте, или кто-то добирается домой без происшествий, или кто-то просыпается и начинает новый день здоровым и счастливым, я благодарю всех, кого только можно.

Смерть для того поставлена в конце жизни, чтобы удобнее к ней приготовляться. (Козьма Прутков)

Вот чем особенность смерти? Тебе не страшно, что она в любой момент может забрать тебя. Намного страшнее – что она заберет близкого человека.

Смерть – это бедствие и боль, она врезается глубоко в сердце. Но смерть не прекратить, не остановить, и я, наконец, это приняла. Теперь я смотрю на мир иначе. Жизнь, в конце концов, вновь стала яркой и прекрасной, но теперь я ко всему отношусь по-новому.

Я так благодарна, что все близкие мне люди живы и здоровы. И, как ни странно, я благодарна за это смерти. Ведь именно она научила меня ценить то, что у меня есть. Смерть побуждает меня заботиться о близких, любить их, смотреть на них иными глазами.

Теперь жизнь в моих глазах приняла новые оттенки – она стала гораздо печальнее, зыбче, болезненнее. Но я осознала, что глубокая тоска, которой иногда наполняется жизнь, делает ее такой прекрасной.

Любовь к близким и счастье жизни стали в десятки раз сильнее и крепче благодаря смерти. Ведь ты знаешь, что все это так легко потерять.

Смерть заставляет любить жизнь – это в ней и лучшее, и худшее одновременно.

Любые, даже самые страшные события, учат нас чему-то хорошему. Согласны? Поделитесь своим мнением в комментариях.

 
Поделиться:
Татьяна Смирнова
Татьяна родилась как человек и однажды выросла. Она научилась выживать как полу москвичка в пределах ТТК.