Письмо моей маме. О ботоксе

Моей матери, подсевшей на ботокс:

Как говорится, новое — это хорошо обколотое ботоксом старое!))

Недавно ты сказала, что хочешь сделать пластику. В ту же секунду меня поразила внезапная необходимость расплакаться.

Много чего не высказала я тебе, о чем сейчас жалею, когда ты заявила, что в пластической операции видишь путь к «самосовершенствованию». Думаю, тогда ты уже определила перечень внешних изменений, которые бы мне точно не помешали. Ты сказала, что не видишь ничего плохого в пластических операциях, и поддержишь меня, если я буду настаивать на ринопластике.

Так что сначала я даже не поняла, почему так расстроилась.

В последнее время пластическая хирургия стала таким же повсеместным средством ретуши, как Photoshop. С каждым новым днем ботокс и неимоверное количество прочих инъекций красоты становятся все популярнее и популярнее. И, если честно, я совсем не понимаю, почему же я так эмоционально отреагировала на такую, казалось бы, тривиальную вещь.

Но сегодня я, кажется, кое-что поняла.

Сегодня один из тех дней, когда мне тяжело и неуютно в собственном теле. На коже, кажется, больше пятен и морщин, чем обычно; улыбка не получается, а губы шершавые и грубые на ощупь; конечности — словно набор запчастей, кое-как собранных и прикрученных не теми болтами. Прямо сейчас я чувствую, что мой нос – самое большое в моей жизни несчастье, а глаза такие крохотные, что не могут даже сами себя в зеркале углядеть.

Я хочу состариться без пластических операций. Они делают лицо безжизненным, лишают его характера. Я хочу, чтобы у меня хватило смелости сохранить верность созданному мной лицу.
(Мэрилин Монро)

Сегодня один из тех дней, когда у мозга кончились силы убеждать тело, что все хорошо у него с талией, размером груди и цветом лица. Мама, я так много времени тратила в последнее время, пытаясь вдолбить себе в голову, что я заслуживаю счастья существования в собственном теле, вне зависимости от переменчивых стандартов красоты – но сегодня я совсем не чувствую себя красивой.

Я не Барби, и нет у меня 90-60-90. Я не видела у себя плоского живота с тех пор, как у меня начался пубертатный период; мышцы у меня слабые; я бросила затею со всяческими шиммерами и хайлайтерами, когда просто не смогла найти на своем лице скулы, на которые их, предположительно, нужно наносить. Но я думаю, что, если можешь принять – и не только принять, но и полюбить – все, что ты считаешь в себе некрасивым, то вполне возможно жить в мире со своими внешними несовершенствами, которые иногда хочется исправить.

Я не собираюсь отговаривать тебя от того, что, как тебе кажется, принесет радость. Однако я хочу, чтобы ты помнила, что сегодня, взглянув на себя в зеркало, я увидела щеки, которым не помешал бы легкий контуринг. И подбородок, который мог бы чуть менее выдаваться.

Я увидела 17-летнюю девчушку, которая до сих пор пытается поверить, что есть в ней нечто прекрасное! И неважно, что говорят ей о красоте журналы, или мужчины, или кино.

Чего бы ей больше всего хотелось, так это чтобы ее мама была полностью довольна собой! Ведь это значит, что она счастлива, несмотря на все несовершенства. Ей хочется, чтобы ты, глядя в зеркало не думала, что надо бы разгладить морщины, убрать живот, что глаза слишком маленькие – это значило бы, что можно без зазрения совести выкинуть все номера Vogue, где на каждой странице твердят, что можно стать красавицей, но только если сбросишь парочку-другую кило; что ты достойна быть красивой, только если потратишься на очередную основу под макияж.

Сейчас 90-е годы. Сделать пластическую операцию — то же, что почистить зубы.
(Клуб первых жен)

Внутри твоей дочери до сих пор живет шестилетняя девочка, которой невыразимо больно, когда мама смотрела на себя так, словно ни один мужчина не достоин ее сияющих глаз, ни один журнал не достоин ее сообразительности, а потом уверяла, что «самосовершенствование» не означает менять в себе что-то, что общество считает некрасивым, несексуальным или в недостаточной степени женственным. Ты говорила мне, я помню, мама, верить в собственную красоту, и иногда я верю. Но было бы гораздо легче поверить, если бы и ты любила себя так же, как говорила мне любить себя.

С любовью,
Твоя дочка.

Поделитесь в комментариях, что вам в детстве и юности говорили ваши мамы о вашей красоте. Как это на вас повлияло?

 
Поделиться: