Не в счастье дело: за что борются современные феминистки

Ничто так не выводит людей (чаще всего как раз феминисток) из себя, как феминизм. Феминистки постоянно спорят друг с другом о том, является ли феминизм беспристрастным и достаточно разнообразным (ответ, на мой взгляд: нет) и уделяется ли достаточно внимания проблемам белых, людей среднего класса, по сравнению с женщинами с низким доходом.

Я не знаю, почему это слово так отпугивает людей. Так не должно быть, ведь оно означает «равенство». Когда ты развиваешься и растешь, то чувствуешь себя сильнее и хочешь, чтобы тебя воспринимали серьезно. (Дженнифер Лоуренс)

Однако эти споры ведутся преимущественно в кругах феминистов и людей, борющихся за социальную справедливость.

Феминистов, которые спорят с не феминистской общественностью по поводу двух вещей: якобы вредных последствий феминизма по отношению к детям и полноценным семьям, и о том, провалилась ли идея феминизма.

В связи с этим возникает, по меньшей мере, три дополнительных вопроса: Смогло ли освобождение женщин привести к позитивным результатам? Действительно ли современные женщины чувствуют себя лучше, чем женщины 1956 года? Другими словами, стали ли женщины счастливее?

Особый интерес привлекает последний вопрос, потому что он основывается на предпосылке, что «счастье» (в некотором временном смысле этого слова) является или должно быть конечной целью жизни.

Однако прежде, чем мы это обсудим, давайте обратим внимание на некоторые данные. По результатам многих исследований, проведенных с 1970х годов, многие женщины сами не считают себя счастливыми. Это выходит за рамки данной статьи, а также наших аналитических возможностей, поэтому мы не можем оспорить данные, которые представлены в исследованиях.

Меня больше интересует тот факт, что успех феминизма и этого движения следует измерять с точки зрения того, считают ли женщины себя счастливыми.

Пожалуй, начну я со своей бабушки, которая вышла замуж, когда ей было девятнадцать, и через год родила своего первого ребенка. Бабушка была финансово зависима от моего деда на протяжении всей своей взрослой жизни. Пока он работал, она вела хозяйство, читала любовные романы и ходила за покупками.

Феминизм – это в первую очередь свобода распоряжаться своим телом, а не ждать одобрения окружающих. (Эмма Уотсон)

Ей и не приходило в голову, что можно жить по-другому. И хотя я содрогаюсь при мысли об этом, она, кажется, была вполне довольна бесконечными часами досуга, которые ей предоставлял ее муж.

Не все домохозяйки такие, скажем так, праздные, как моя бабушка (благослови ее Бог), и работа по дому действительно важна, но давайте посмотрим правде в глаза – намного сложнее работать, чем не работать.

Оплачиваемая работа, с которой вас могут уволить, принесет вам больше стресса, чем приготовление бутербродов для ваших детей. Точно так же выйти замуж за своего первого парня в двадцать лет проще, чем встречать множество парней, рискуя не найти никого, по крайней мере, в течение длительного времени.

Автономия более обременительна, чем неавтономия. Но значит ли это отказ от автономии? Нет, спасибо, не для меня.

Со свободой приходит ответственность, риск.

Иногда я делаю правильный выбор, иногда неправильный, но в любом случае, этот выбор – мой. Я лучше пересплю с кем-то и пожалею об этом, чем никогда ни с кем не пересплю. Я не собираюсь жить, беспокоясь о своей личной жизни, даже если понимаю, что женатые люди по статистике более счастливые.

Я не чей-то питомец. Я не хочу, чтобы меня баловали, как декоративную собачку. Я лучше буду вставать рано каждый день, и работать в корпоративном офисе, чем зависеть от какого-то мужчины, каким бы прекрасным он ни был.

Я признаю, что многое из того, что я здесь пишу, особенно о наемном труде, относится к очень привилегированной группе женщин.

Женщины с другим цветом кожи и женщины из экономически неблагополучных слоев общества (конечно, они немного пересекаются), читая эту статью, вероятно, закатывают глаза и говорят: «Нашим бабушкам приходилось много работать. Действительно ли нам нужна еще одна статья феминистки о теме, которую могут позволить себе только привилегированные?».

И они правы, не нужна. Что подводит меня к следующему пункту: Давайте, пожалуйста, пожалуйста, поговорим о чем-то другом. Я не говорю, что счастье не важно.

Однако в то время как нефеминистская общественность зациклена на обсуждении того, удалось ли женскому движению сделать женщин счастливее, что бы это ни означало, женщины внутри феминистского движения борются за репродуктивную свободу, нападения на которую имеют ужасные последствия для здоровья женщин. Они борются за то, что важно, и обсуждают сотни интересных, достойных обсуждения тем.

Я помню некоторые интервью, когда меня будто в шутку спрашивали: «А вы феминистка?» Как будто феминизм не может обсуждаться без высмеивания. (Кира Найтли)

Забудьте на секунду о «счастье». Женщины умирают от неудачных абортов в странах, где это запрещено законом. Слава богу, феминистки посвящают свою жизнь борьбе за репродуктивные права.

Феминизм далек от совершенства, но я верю, что существование таких феминисток делает мир добрее, справедливее, лучше. И если не это показатель успешного социального движения, то что?

Суть в том, что быть человеком – значит быть несчастным и немного неудовлетворенным. Жизнь грустна и одинока, и все мы хотим чего-то большего, чем имеем. Даже самые привилегированные люди на Земле тоже чем-то недовольны.

Феминизм, как и любое другое общественное движение, не может этого изменить. Тот факт, что женщины (якобы по статистике) становятся несчастнее, следует брать во внимание. Однако я отвергаю идею о том, что успех феминизма должен оцениваться только по этой шкале, и что простое, свободное от стресса существование стоит свободы.

А вас бы устроила беззаботная жизнь за надежной спиной мужчины или вы бы ни за что на свете не запрятали себя «в клетку» домашних обязанностей? Расскажите в комментариях!

 
Поделиться: