Феминизм: борьба за равенство, превратившаяся в индустрию

Я сомневаюсь в каждом своем решении. Около часа в день провожу за чтением влиятельного феминистского блога, стараюсь читать «серьезные» гендерные исследования и критиковать медиа – но даже так я не чувствую, что смогу стать «истинной» феминисткой.

Я даже не совсем понимаю, что это значит. «Истинная» феминистка в моем представлении широко мыслит, с участием и состраданием относится к окружающим, никогда не осуждает других женщин, принимает во внимание каждый пустяк, когда заявляет о своих взглядах – но я совершенно не представляю, как мне стать такой же.

Я никогда не могла точно определить, что же такое феминизм. Я только знаю, что люди называют меня «феминисткой», каждый раз, когда я отказываюсь быть ковриком для ног. (Ребекка Уэст)

Поэтому я постоянно пересматриваю собственные убеждения; кажется, что я всегда принимаю неправильные решения, которые пагубно отражаются на моих знакомых-феминистках (даже при условии, что, если женщина у всех на виду сотворит нечто неприемлемое во имя «феминизма», окружающие тут же сочтут ее недостойной своих феминистических кругов).

Мне внезапно открыли глаза на все, что происходит в мире, но не рассказали, как мне адаптироваться.

И, прежде чем вы начнете говорить банальности, вроде обобщающего, но хорошего лишь в теории выражения «Феминизм – это уважение каждого выбора!», дайте мне сказать: я в курсе, что в этом и состоит идея феминизма, в самой лучшей его форме, что это пример, каким должен быть феминизм.

Но когда самый, возможно, влиятельный феминистский сайт готов щедро заплатить за неотредактированные фотографии самой, возможно, влиятельной феминистки на телевидении, а «анти-феминистский» гимн изначально затевался как «феминистский», становится ясно, что у всех нас есть свое мнение на тот счет, что значит «уважать выбор каждого».

Быть феминисткой — значит давать другим женщинам возможность выбора, даже если ты его не разделяешь. (Лина Данэм)

На практике, очевидно, что есть мнения, которые принимаются и поддерживаются больше остальных. И не менее очевидно, что большинство проявлений феминизма – не принимающих во внимание расовую принадлежность или ограничивающие истинное понимание того, кто такая женщина – порождают еще больше вопросов.

Пусть в случае такой категоричной дихотомии, как выбор между «мамочкой в декрете» и «карьеристкой», мы можем, в принципе, поддержать любой вариант, все еще существует масса вариантов, за которыми мы не признаем возможность реализации.

Мы спорим о том, каким должно быть телевидение, музыка, политика, половая жизнь, даже о том, стоит или нет обозначать себя термином «феминистка». Мы лепим этот ярлык на всех женщин-знаменитостей без разбора. И неважно, соответствует ли их поведение принципам феминизма – ведь мы уверены, что, если не заявлять о том, что ты феминистка, открыто, тебя обвинят в ненависти к женщинам.

Мы сами убедили себя в том, что почти каждое свое решение нужно утверждать на несуществующем «феминистическом совете».

Любовь и уважение феминисток к женщинам заканчиваются в точке, где женщины отказываются подчиняться феминисткам. (Ежи Сармат)

И, что хуже, мы привили многим участливым, умным молодым женщинам постоянно грызущий сердце страх, что их выбор или вещи, которыми они восхищаются, могут поставить под угрозу их «внутренний мир».

Неважно, хотелось нам этого или нет, – хотя я сомневаюсь, что кто-то смог бы открыто заявить, что именно в этом и состояла его цель – существует огромное число женщин, которые теперь уверены, что есть «правильный» и «неправильный» способ быть женщиной. Что на них наложены определенного рода ограничения и ожидания как на представительниц феминизма в целом.

И если молодые женщины переживают муки выбора по поводу профессии или по общественному воспитанию, которое они хотели бы дать своим дочерям, то мужчины свободны от такого рода сомнений в себе.

Теперь мы сомневаемся в каждом своем слове, каждом поступке – а нормально ли слушать Робина Тика или дарить девочкам кукол Барби? Так мы превратили повседневность в маленькую арену для конфликта интересов.

В конце концов, феминизм, как и любая другая идеология – это индустрия. Мир полон веб-сайтов, книг, университетских профессоров, общественных деятелей, которым, как и всем, надо платить за квартиру, а еще – увеличивать свою аудиторию и захватывать всеобщее внимание.

Сегодня люди готовы предложить состояние за фотографии чьего-то тела. Или опубликовать целую серию статей, в которых разбирается один-единственный пятиминутный эпизод из «Девчонок», потому что всем нужно поддерживать интерес и востребованность и прогонять каждую идею через призму собственных взглядов.

Один-единственный раз назови себя феминисткой – и придется всю оставшуюся жизнь анализировать и цепляться к каждому своему слову, пытаясь оставить последнее слово за собой. Так мы упускаем из виду все прочие аспекты, в отношении которых нас подавляют.

Мы свыклись с мыслью, что женщина – уже социальный маркер, который не позволяет нам развиваться и меняться из-за того, где и кем мы были рождены.

Я уверена, что белая кожа и принадлежность к относительно высокому классу – два самых важных маркера, определяющих мою жизнь. Я вырвалась из детства, проведенного в среде рабочего класса, в комфортную юность и из первых уст могу рассказать, что социальный статус во многом определяет жизнь и окружение человека.

Но это я живу свою жизнь, а не кто-то другой, я определяю свою действительность. Если бы я обращала внимание на весь шквал феминистской риторики, – что я до сих пор делаю, но стараюсь разбавлять ее другими культурологическими исследованиями, для собственной же пользы – я бы воспринимала себя исключительно с позиций своей женской сущности.

Я бы зацикливалась на каждом своем решении. Я бы думала, что я – ошибка, раз не подхожу под постоянно меняющиеся определения женщины, знающей свое место в обществе.

Миру я хочу приносить исключительно пользу. Я хочу помогать другим женщинам, поддерживать, поощрять и любить своих подруг и сестер. Я хочу, чтобы моя женская природа принесла мне пользу.

Но я также хочу подумать и о другом, может быть, даже прожить целый день, не задумываясь о тяжелой ноше, которую на мои плечи сложила необходимость воспринимать мир с позиций женщины.

И мне часто кажется, что именно этого требует от меня современная коммерческая концепция феминизма: чтобы я постоянно приходила в бешенство, тревожась из-за своего положения в обществе. А такая жизнь, независимо от моего выбора, мне неинтересна. Я согласна быть феминисткой, но не согласна, чтобы феминизм стал моей профессией.

А вы поддерживаете идеи современного феминизма или считаете, что феминистки иногда перегибают палку? Жду ваших откликов внизу.