Исповедь блоггера: я раб своего желудка. Моя история

С самого первого дня, когда я начала заниматься фуд блоггингом, мне было трудно искать рецепты.

Трудно было потому, что у меня много правил касательно правильного питания. Не любую пищу я возьмусь готовить.

Под правильным питанием, или как его еще называют «хорошей едой», я подразумеваю всем известные блюда и продукты. Да, это овощи, фрукты, мало быстрых углеводов и много клетчатки. И я слишком фанатично слежу за тем, чтобы «плохой еды» не было в поле моего зрения. И это немного меня напрягает. Напрягает, что я не могу позволить себе купить чипсы или колбасу, ведь это плохая для моего здоровья еда.

Когда ты готовишь что-то, ты создатель. Поэтому довольно легко следовать правилам, даже если в итоге ты сдаешься и готовишь обычный бургер.

Мой доктор постоянно говорит мне, что не существует «хорошей» или «плохой» еды.

…не существует «хорошей» или «плохой» еды.

Она говорит, что существует просто еда.

Она говорит, что можно вписать любую еду в свой план питания.

Если честно, она мне кажется в этот момент пришельцем, говорящим на французском языке. Но я пытаюсь принять ее точку зрения, потому что у одного из нас есть медицинское образование, и точно не у меня.

Ведь все в интернете только и говорят, что существуют хорошие продукты и плохие продукты.

До интернета все в журналах знали, что существуют хорошие продукты и плохие продукты.

Когда я была маленькой, у нас в доме бывали «плохие» продукты. Я ела их, и затем кто-нибудь обязательно отмечал, что эти продукты плохие. Я не знаю, почему родители, покупая домой еду, выбирали эти плохие продукты.

Я выросла и стала человеком, который никогда не купит и не будет хранить у себя на кухне плохую еду.

Я все еще ем много плохих продуктов, но я не покупаю их и не ставлю в шкафы на кухне.

Это называется «пищевое правило», и их у меня много.

Однажды я наткнулась на Твиттер человека, который прикалывался над пищевыми правилами других людей. Меня это злило: ведь ты не пойдешь на физиотерапию для инвалидов, чтобы высмеивать занимающихся там людей за то, что они просто пытаются двигаться и управлять своим телом как любой другой нормальный человек. Мой доктор говорит, что я должна убеждать себя, что не существует плохой или хорошей еды. Просто люди хотят быть хорошими, и когда ты делаешь что-то плохое, это сводит тебя с ума (хоть она и не говорит слово «сумасшедший»). Так как люди – не роботы, скорее всего Вы рано или поздно съедите плохую еду.

Затем Вы будете постоянно испытывать стыд и создавать хаотичные, болезненные диалоги в своей голове для того, чтобы избавиться от чувства стыда перед собой. Потом Вы попадете в замкнутый круг, где все будет нагнетаться и становиться только хуже. И в итоге Вы даже не будете понимать, что все это происходит лишь потому, что Вы просто посчитали какую-то еду вредной.

… в итоге Вы даже не будете понимать, что все это происходит лишь потому, что Вы просто посчитали какую-то еду вредной.

Когда я на протяжении долгого времени питаюсь правильно, внутренний голос говорит: «В последнее время я такая правильная».

Я просто-напросто хочу быть человеком, делающим правильные вещи.

Как-то я прочла в деловом блоге, что основными потребностями людей являются безопасность и чувство понимания. Поэтому я стараюсь сделать так, чтобы близкие мне люди считали меня человеком, которому можно доверять, который не причинит им вреда и не обращает внимание на их недостатки.

Но я понимаю, что не чувствую себя в безопасности с самой собой: мне сложно принять какое-то несовершенство в себе и смириться с этим. Все это кажется мне запутанным; мне сложно контролировать, как я обращаюсь с собой, это кажется мне расплывчатым и непонятным, в то время как можно просто сфокусироваться на других людях – это проще контролировать и измерить.

Когда я забочусь о других людях, я кажусь себе стойкой и сильной личностью. Когда же я проявляю заботу в отношении себя, мне кажется, будто я ребенок. Я виню себя за то, что мне нужна забота от самой себя.

Но я стараюсь проще смотреть на мои пищевые комплексы и внутренние запреты. Сейчас я творю по-настоящему сумасшедшую вещь: храню в шкафу упаковку конфет с арахисовой пастой. Если я захочу, я могу съесть конфету после приема пищи. Упаковка этих конфет просто стоит там, и я ем одну, две или даже вообще не ем конфет за день, но я стараюсь не испытывать чувства гордости, когда я не съедаю ни одной. Я просто стараюсь относиться к этому так: «Сегодня у меня не появилось желания съесть конфетку с арахисовой пастой».

Сейчас я творю по-настоящему сумасшедшую вещь: храню в шкафу упаковку конфет с арахисовой пастой.

Как-то я зависала в блогах вместо того, чтобы работать: я смотрела разные рецепты и попробовала сохранить рецепт пасты к себе в доску рецептов, потому что он выглядел вкусным. Я не очень люблю пасту, и предпочитаю есть другие злаки. В любом случае, чувство было странным, но приятным – осознание, что я могу поесть пасту, если мне захочется. Кажется немыслимым осознавать, что углеводы не смертельны. Это словно пребывание на пляже: я просто лежу и отдыхаю, я могу полистать журнал, или же я могу просто поваляться и ничего не делать. На прошлой неделе я впервые поймала себя на мысли, что у меня хороший внутренний психиатр и что я могу действительно научиться быть более мягкой и доброй по отношению к себе. Я могу научиться спокойно относиться к вещам, которые сейчас вызывают во мне бурю эмоций. Например, я думаю, через несколько лет я смогу понять, что еще со мной не так и какие другие комплексы присущи мне. Я уверена, что те моменты, на которых я сейчас застряла (а они создают мне проблемы уже не один год), будут решаться быстрее. И вообще, есть гораздо более безумные вещи, чем бояться открыть упаковку конфет с арахисовой пастой в шкафу на кухне. Кто знает, может быть, я смогу творить и более безумные вещи в будущем.

Сейчас многие люди живут, чтобы есть, а не едят, чтобы жить. Время изобилия или простое обжорство? Как думаете? Пишите в комментариях!