Интервью с моделью: умеют ли они хоть что-нибудь?

Собираясь на интервью с моделью, в принципе, знаешь, чего ожидать. Да, ты в курсе, что она красивая. Но никак нельзя подготовиться к тому, что придется подбирать челюсть с пола каждый раз, когда она будет сверкать своими идеальными скулами. Голова кружится от такой красоты.

Кроме хорошенького личика, которого у тебя нет, у фотомодели должны быть ещё и мозги!
(Сейлор Мун)

Подсознательно начинаешь искать хоть какой-нибудь недостаток в ее прекрасном лице. Что ж, удачи, потому что на этих девочках даже прыщи выглядят красиво.

Модели не для глубокомысленных речей нужны, но, если они начинают говорить, слушать их хочется вечно. Они и шутят в сто раз круче, чем все остальные. Неизвестно, как бы общество воспринимало модную индустрию, не скажи однажды Кейт Мосс свое знаменитое «Нет ничего вкуснее худобы», или если бы Линда Евангелиста не призналась в одном из интервью: «Меньше чем за 10 000 долларов я даже с кровати не встану».

Опытные модели точно знают, что говорить и как. В этом смысле они – настоящие бизнесвумен. Они развили в себе чувство стиля и вкуса и знают, как всех очаровать на интервью.

Заранее знаешь, что они скажут, что-то вроде: «Меня вдохновляют фильмы Вуди Аллена, я в восторге от Мэри Катранзу в этом сезоне – она просто гениальна. Мне нравится винтаж, этот пиджак для меня создал мой друг Алекс, такой вот подарок. Я мечтаю запустить бьюти-движение, показать пример девушкам по всему миру, чтобы они поверили в себя». Разве это не девушка-мечта?

Брать интервью у модели – сплошное удовольствие, особенно если она успешна. Никогда не знаешь, что она выдаст в следующую минуту. Меня бесконечно очаровывает, как девушка, за которой охотятся все модные дома мира, словно до сих пор не до конца понимает, что с ней происходит. Если твое лицо продает многомиллионный бренд, это своего рода беспрецедентный образец девичьего взросления.

Бывало с вами такое, что, встречаясь с кем-то, с кем познакомились в сети, и понимаете, что его манера говорить и двигаться на 75% совпадают с вашими ожиданиями, а остальные 25% – сплошная непредсказуемость? Примерно так же и с моделями, только тут 100% невозможно угадать, что к чему. По их фотографиям никогда не скажешь, как они поведут себя при личной встрече.

Модель может показаться очень, очень наивной. Она начнет рассказывать, как недавно пережила расставание с парнем, а ты будешь думать: «Черт, да она же совсем ребенок». Спрашиваешь ее, что она думает об учебе, а она морщит носик, кокетливо стреляет глазками, улыбается и говорит: «Не люблю учиться!». Спрашиваешь о книгах, а она, состроив такую же мордашку, отвечает: «Не люблю читать!».

Неправда, что у моделей нет мозгов, просто им незачем их использовать.
(Секс в большом городе)

Ты сидишь и понимаешь, что книги и учеба – это, конечно, все очень важно, но каким-то образом становишься на ее сторону. Ты смеешься, всем своим видом выражаешь солидарность, но так и не понимаешь, как ей вообще удалось достичь успеха. Она продает востребованные модные бренды – но ведь это то же самое, что сногсшибательной красоты девочка-подросток, продающая необразованность!

Или модель может говорить с сильным иностранным акцентом, едва разбирая, о чем ты ее спрашиваешь. Она ослепительно улыбается и несет бессвязную ерунду, которая все равно звучит очень глубокомысленно и очаровательно. Просишь ее дать какой-нибудь модный совет девчонкам, а она кривится, показывает язык и косит глаза.

И ты все равно смеешься ей в ответ. Девчонки по всему миру сходят по ней с ума, а она на самом деле – дешевая простушка и последний человек, у которого вообще хочется спрашивать о модных советах. Интересуешься, откуда у нее столько энергии, она задумывается на минуту, а потом гордо выдает: «Это легко, когда молода душой, просто не парься и все». Эта установка совсем не для тебя, но почему-то ее слова западут тебе в душу.

Еще есть удивительно классные, скромные и совершенно нормальные модели, ничем не отличающиеся от прочих девушек. Такая модель – идеал. Если спросить ее о любимых брендах, она вспоминает что-то из масс-маркета.

Модная индустрия еще не совратила ее. Она еще не знает, что и как надо говорить. Она просто делает свою работу, пытается соответствовать требованиям, но при этом оставаться самой собой. Ей невдомек или она просто не хочет задумываться о том, что люди вокруг используют ее в целях реализации собственных задумок, эго и заработка. Она просто плывет по течению.

Когда я работала стажером в редакции модного журнала, мне дали задание найти в местных витринах «самый шикарный декантер в мире». Я чувствовала себя как раз таким человеком, который называет вазы декантерами, к тому же, мне нельзя было называть их просто вазами, потому что все женщины в офисе и магазинах говорили именно «декантер». Я сделала сотни фотографий «декантеров», и мне в голову пришло своеобразное сравнение: вазы – это дизайнерские коллекции, а модели в них – как цветы.

Красавицы на фотографиях отличаются от красавиц во плоти. Должно быть, нелегко быть фотомоделью, потому что хочется выглядеть как на собственной фотографии, но это невозможно.
(Энди Уорхол «Философия Энди Уорхола»)

Я поделилась своими соображениями с подругой, но она отметила, что модели – это как раз-таки вазы, просто вешалки, и, если в вазе главное цветы, то в коллекции – одежда. А потом она сунула мне в руки экземпляр «Жатвы» Эми Хемпель (“The Harvest”), приказав читать первую строчку. «Когда я впервые сказала «декантер» вместо «вазы», случайный прохожий едва удержался, чтобы не убить меня».

С каждым сезоном мы знакомимся с новыми моделями, и с каждым сезоном эти девушки приходят, чтобы из ваз и кувшинов превратиться в декантеры. И это замечательно – быть свидетелями их успеха.

Общение с идеально красивой девушкой обескураживает. Согласны? Напишите свое мнение в комментариях.